Преследование и искусство письма

Letterra.org_33 Штраус Лео

В целом ряде стран, где на протяжении примерно сотни лет жители пользовались практически неограниченной свободой публичной дискуссии, эта свобода теперь отменена и заменена принуждением, которое должно настроить все публичные речи на такие взгляды, какие правительство считает полезными и придерживается со всей строгостью. Может быть, необходимо приложить усилия к тому, чтобы ненадолго задуматься над тем, как это принуждение или это преследование влияет и на мышление, и на действие.

Значительная часть населения и, предположительно, подавляющее большинство молодого поколения считает взгляды, поощряемые правительством, истинными, если не сразу же, то спустя некоторое время. Как этих людей в этом убедили? И какую роль играет в этой связи фактор времени? Их не убедили принуждением, так как принуждение убеждать не может. Принуждениеможет лишь торить путь убеждению, принуждая к молчанию всякое противоречие. То, что зовется свободой мыслей, означает в большинстве случаев – и практически даже состоит в возможности выбирать между двумя или тремя различными взглядами, которые публично представлены малым числом публичных ораторов или писателей. Если этого выбора лишают, у множества людей отнимают единственную форму духовной независимости, которая им доступна, т. е. – единственную свободу мысли, которая имеет политическое значение. Итак, преследование является непременным условием для того, чтобы то, что называют logica equinа достигло высочайшей эффективности.

 Согласно несомому конями Пармениду, или Гулливеровым гуигнгнмам, невозможно сказать – во всяком случае, разумно сказать то, «чего нет», т. е. ложь немыслима. Эта логика свойственна не только лошадям или увлекаемым лошадьми философам, но и определяет – пусть в слегка измененной форме – мышление многих обыкновенных людей. Само собой разумеется, они могут допустить, что человек может лгать, и действительно лжет. Они, однако, добавят, что ложь недолговечна и не выдерживает испытания повторением – разве что повторение будет непрерывным; следовательно, утверждение, которое непрестанно повторяется и никогда не оспаривается, должно быть истинным. Согласно другому способу аргументации высказывание обычного человека может быть ложью, однако истинность высказывания ответственного и уважаемого человека – а тем самым, в особенности, человека, занимающего ответственный и высокий пост, – обладает высокой надежностью. Обе эти энтимемы ведут к заключению, что истинность высказывания, непрестанно повторяющегося главой правительства и никогда не оспариваемого, – абсолютно надежна.

ВложениеРазмер
ltru_033a_stra-bbk_2011.pdf258.89 КБ